Акция «Не забудь!» в Хохенбрухе

Акция «Не забудь!» в Хохенбрухе 14.04.2019

Акция «Не забудь!» — это память, уважение, гордость и напоминание о тяжелой судьбе заключенных  лагеря…
14.04.2019г. члены автономии поляков «Полония» и харцеры приехали место, где был концлагерь Хохенбрух, чтобы воздать дань памяти погибшим там людям. В этом году у нас особая годовщина, потому что первые заключенные были привезены в лагерь в 1939 году.
Харцеры рассказали об истории этого лагеря, заключенных и их судьбе, а также о проекте «Не забудь!», который существует более 15 лет в сотрудничестве с Генеральным Консульством Республика Польша в Калининграде, а также с региональными властями Калининградской области.
В этом особом месте было записано совместное чтение стихотворения Отчизна К.И. Галчиньского.

«Nie zapomnij!» to pamięć, szacunek, duma i przypomnienie o ciężkich losach więźniów obozu Hochenbruch…
W dniu 14.04.2019 członkowie Autonomii Polaków «Polonia» oraz harcerze wyjechali do Gromowo rejonu sławskiego, żeby oddać hołd Polakom, którzy przebywali w tym obozie w czasie II Wojny światowej razem z przedstawicielami innych narodowości.
W tym roku mamy szczególną rocznicę, bo pierwszych więźniów przywieziono w roku 1939. Podczas wyjazdu harcerze opowiedzieli o historii tego obozu, więźniach i ich losach, jak również o projekcie «Nie zapomnij!», który trwa już ponad 15 lat w stałej współpracy z Konsulatem Generalnym RP w Kaliningradzie i środowiskami polonijnymi, jak również z władzami regionalnymi ze strony Federacji Rosyjskiej.
W tym szczególnym miejscu zostało nagrane wspólne czytanie wiersza K.I. Gałczyńskiego

Ojczyzna

Wiele pieśni na świecie
ze stulecia w stulecie,

ale jest ton jedyny,
z samej głębi, z głębiny;

od kolebki do grobu
ton ten idzie za tobą;

byle szmer, byle nuta,
a już wiesz, że to tutaj:

szyba w słońcu uśpiona —
pelargonia czerwona;

parę gwiazd, parę ptaków,
a już wiesz, skąd ten akord;

listek upadnie w strumień,
a już serce rozumie,

zamyśli się, wypowie,
a co w sercu, to w mowie,

w mowie dziada, pradziada,
co szmerliwa jak trawa,

co się krzewi faliście,
raz jest słowem, raz liściem,

raz pagórkiem, raz chmurą,
porą roku poczwórną,

śniegiem, ptakiem, błękitem,
Szopenem i Norwidem.

Struna ze struną gada,
czas swe wzory układa.

Treść najgłębsza, najszczersza
jarzy się w tyglu serca;

światło pada wysokie
na pracę, na chorągiew —

i jednym światłem świeci
ruch rąk i ruch narzędzi.

I znów iskrzy się nocka
jak lampa Szopenowska;

dźwięk skrzypiec nad ulicą;
pelargonia w księżycu,

ciężka gwiazda nad świerkiem;
i znów blask zorzy wielkiej.

Kraju mój, kraju barwny
pelargonii i malwy,

kraju węgla i stali,
i sosny, i konwalii,

grudka twej ziemi w ręku
świeci nawet po ciemku;

tyś mój w śniegu, w spiekocie,
tu dziad spoczął, tu ojciec;

trawa, trawa szmerliwa
białe kości okrywa.

A nam, którzyśmy w drodze,
niechaj flaga łopoce,

żeby dźwięczał dźwięk kielni
najcelniej, najrzetelniej —

żeby siła w ramionach,
żeby trud nasz wykonać —

przy stali i przy zbożu,
na lądzie i na morzu —

żeby blask szedł z dni naszych,
dni mozolnych, odważnych,

w wiek sławą złotolistną,
nuto święta, ojczyzno!

Konstanty Ildefons Gałczyński

Отчизна

Много песен на свете —
из столетья в столетье,

но один есть, единый
тон — глубокий, глубинный;

до последней минуты
внемлешь только ему ты;

только отзвук поймаешь —
«это он» — понимаешь,

в этом солнечном тоне —
красный цвет пеларгоний,

защебечут знакомо
птицы — значит, ты дома;

лист, что в речку слетает,
сердце сразу узнает,

вмиг он сердцем замечен;
а что в сердце — то в речи,

в речи древней, как доля,
и шумливой, как поле,

в той, что шепчет травою,
зеленеет листвою,

что бывает и тучей,
и горою могучей,

снегом, птицей и летом,
музыкантом, поэтом.

Струны струнам ответят,
время путь наш отметит.

Главной правды частица
в тигле сердца искрится;

льется свет с небосклона
на труды и знамена,

а людские деянья
добавляют сиянья.

Снова искры далече,
как Шопеновы свечи,

скрипок пенье ночное
и цветы под луною,

ель звезду задевает…
Снова утро. Светает.

Край красы и симфоний,
и в окне — пеларгоний,

край и угля, и стали,
сосен, нежных азалий,

ты всегда мне сияешь,
путь во тьме озаряешь,

я делю с тобой беды;
спят отцы тут и деды,

спят в тиши и покое
под зеленой травою.

Над идущими нами
развевается знамя,

чтобы сильными были,
чтобы молоты били,

чтоб уменья и силы
для работы хватило —

и на суше, и в море,
в шахте и на просторе,

чтоб сияли все краше
дни нелегкие наши,

чтоб жила, побеждая,
Польша — нота святая.

Константы Ильдефонс Галчиньский

Историческая справка

Концентрационный лагерь «Хохенбрух» был образован в августе 1939 года и существовал по октябрь 1944 года. Находился в лесу, в трех километрах от населенного пункта Хохенбрух. Территория лагеря площадью около 1,5 кв. км была окружена рвом, огражденным по обе стороны высоким забором из колючей проволоки. Сразу за воротами находилось хозяйственное здание, а за ним площадка, застроенная длинными бараками для заключенных.

Незадолго до начала войны с Польшей лагерь был местом содержания политических противников Рейха, а непосредственно после начала войны — местом временной изоляции членов польских организаций, действующих на территории Германии и в приграничных районах: польской интеллигенции, представителей польских государственных учреждений, духовенства, журналистов, общественных деятелей и т.д. В августе-сентябре 1939 года лагерь имел статус так называемого трудового лагеря (Strafarbeitslager).

24 февраля 1940 года в концлагере были казнены пять польских граждан, среди которых были редактор и издатель «Газеты Ольштынской» Северин Пененжны и его товарищи Леон Влодарчак, Ян Маза и Войчех Галензевски. После 1941 года лагерь был передан в ведение гестапо. С этого момента туда стали направлять людей различных национальностей, в основном «остарбайтеров», принудительно работавших на территории Восточной Пруссии. Тяжелый труд, голод и болезни приводили к гибели заключенных, многие были расстреляны. Погибших хоронили недалеко от лагеря на лагерном кладбище. Сведений о количестве пленных, находившихся в концлагере, не имеется. В октябре 1944 года, в связи с приближением Красной Армии, концлагерь был закрыт.

Памятник на месте концентрационного лагеря «Хохенбрух» — мраморный крест и памятная доска установлены в 2009 году.
Координаты: 54°54’8″с.ш., 21°30’43″в.д.